Витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

Послание Президента и его лики в королевстве кривых зеркал

В.А.: Полагаю, что нынешнее послание Президента прозвучало, как гром среди ясного неба не только для Правительства, но и для всей политической элиты, для финансово‑экономического блока страны, который для нашего народа исправно выполняет миссию королевства кривых зеркал, извращая всё происходящее в народно‑хозяйственном комплексе. Не случайно все СМИ запестрели разного рода издёвками по отношению к нашему государю. Вот лишь некоторые из них.

«Один ВВП хорошо, а два лучше. Аббревиатуру ВВП, особенно при Владимире Владимировиче Путине, выучила вся страна» («Известия», 19.05.2003).

«Перевод с китайского. Куда Владимир Путин направил экономику. Два ВВП и одна бедность. В требовании удвоить ВВП политики куда больше, чем экономики. Евгений Ясин, остающийся самым авторитетным экономистом, считает президентский план невыполнимым» («Коммерсантъ», 19.05.2003.).

Так и хочется задать вопрос: «Это в каких таких кругах Ясина всё ещё считают „остающимся“? По‑видимому, в либеральных. Но лидер этих кругов в программе „Свобода слова“ И. Хакамада вообще усмотрела в послании признаки шизофрении. С одной стороны, Президент‑де ставит грандиозные задачи, а с другой стороны, говорит о слабости политических сил и необходимой кадровой базы. Хакамада, в отличие от Президента, грубо ошибается в оценке информационного состояния общества, а кадровую базу путает с псевдоэлитой, овладевшей за деньги телевидением. Создаётся впечатления, что она не знакома, к примеру, с сайтами , . Та же Хакамада одной фразой в гостях у „Эха Москвы“ (16.05.2003) безукоризненно точно отразила суть происходящего: „С точки зрения послания к элите эта речь не соответствует тому, что я ожидала“. Журнал „Эксперт“ (№ 19, 2003 г.) на обложку вынес красноречивый текст „Его не услышали. Российская элита не поняла послания Президента“. Начинается же статья со слов „… число язвительных, остро критических, а то и негодующих откликов перевешивает число доброжелательных в пропорции девять к одному“.

А.В.: Не могли бы Вы напомнить наиболее значимые фрагменты из выступления Президента?

В.А.: Я, безусловно, сделаю это, но предварительно приведу цитату из значительно более раннего выступления Председателя Правительства М.М. Касьянова: «Прорывов не будет. Прорывы грозят ошибками. Нам нужны взвешенные решения. В ближайшее время кардинальных изменений не будет, будет лёгкая настройка». Фактически разоблачая такие подходы, Президент заявил: «Нередко приходится слышать, что российской экономике не нужны качественные подъёмы и „рывки“. И что достаточно быть последовательными исключительно в проведении уже существующей политики. Хочу заметить: при таком отношении к делу, при такой боязни делать ответственный выбор мы не сможем быстро и качественно продвинуться вперед».

И далее Президент утверждает: «Проблема реального выбора источников роста появится лишь при жёсткой необходимости решать конкретную задачу». По сути речь идёт о том, что при наличии конкретной цели и политической воли первого лица «двойное дно» нашей государственности, общественная инициатива обеспечат безусловное достижение этой цели, появится под эту цель и принципиально новая кадровая база, как это не опечалит нынешнюю “элиту”.

А теперь процитируем две узловые задачи в формулировках Президента .

«За десятилетие мы должны как минимум удвоить валовый внутренний продукт страны. Удвоение ВВП — это задача. Она потребует уточнения подходов к экономической политике». А далее, в отличие от И. Хакамады, В.В. Путин заявляет: «Убеждён, в России все условия для постановки и реализации подобных задач».

«Другая крупная задача — это достижение полной конвертируемости рубля. Конвертируемости не только внутренней, но и внешней. Скажу прямо: стране нужен рубль, свободно обращающийся на международных рынках». При её реализации наши граждане, выезжая за рубеж, могут взять с собой рубли и уверенно чувствовать себя с ними в любой стране мира.

А.В.: Виктор Алексеевич, прежде чем Вы дадите свой взгляд на обоснованность и пути решения этих задач, сформулированных Президентом, давайте вернёмся ко второй части темы нашей программы. Какие у Вас основания считать кредитно‑финансовую систему королевством кривых зеркал?

В.А.: Задачи, которые поставил Президент неприемлемы и не реальны к исполнению при сохранении в прежнем виде финансово‑экономического блока. Основой его жизнедеятельности стало не управление, как однокоренное слово со словами справедливость, праведность, правда, а бизнес. Именно тот бизнес, чёткое определение которому дал Макс Амстердам: «Бизнес — это искусство извлекать деньги из чужого кармана, не прибегая к насилию».

После оглашения Концепции общественной безопасности «Мёртвая Вода» () не только Президенту, но и всё большему числу граждан нашего государства очевидна нелепость процессов, протекающих в особой вотчине‑королевстве, в финансово‑экономическом блоке страны. У нас, как в сфере теоретических, так и в сфере практических разработок, отсутствуют те экономы, о которых писал в своё время первый поэт России А.С. Пушкин:

И был глубокой эконом,

То есть, умел судить о том,

Как государство богатеет…

Но в господствующей ныне хрематистике, охарактеризованной в прошлой программе, как в королевстве кривых зеркал, всё происходящее с позиций «хорошо» — «плохо» оценивается с точностью до наоборот. У нас стало нормой частно‑корпоративное, а не государственное присвоение сеньораджа — доходов от эмиссии средств платежа. Он становится собственностью банковской корпорации, а не всего народа в лице государства. Банковская корпорация, кроме этого, получает за счёт участников производительного труда ещё и не слыханный по объёмам ростовщический доход на все те деньги, которые сама же и печатает (от 210 до 18% годовых). В стране осенена законодательной нормой воровская по своей сути практика частного присвоения общенародных природных богатств нефте‑газодобывающими компаниями. Изданы законы, позволяющие естественным монополиям вынимать деньги из карманов окружающих путём безумной раскрутки тарифов. Идут нескончаемые дебаты о рынке электроэнергии — товара, который ни по одному из четырёх признаков не относится к рыночному товару. И, наконец, мы относимся к числу тех немногих стран, которые де‑юре провозгласили себя независимыми, но по факту являются финансовыми колониями, так как продают все свои богатства за чужие, а не за свои собственные деньги, рубль фактически выполняет роль вспомогательного средства платежа.

На фоне этих базовых извращений принципов общественно‑полезного государственного управления, конечно же, бессмысленно надеяться на решение задач, поставленных Президентом. Необходимо начать с радикальной трансформации народно‑хозяйственного комплекса с безусловным устранением всех вышеперечисленных несуразностей. Кредитно‑финансовый блок должен стать вторичным звеном, обслуживающим реальное производство и формирующим свой достаток не из воздуха, как сейчас, а как часть от тех доходов, которые создаются в реальном производстве. Но ведь и Президент говорит о необходимости системных перемен, самих подходов к экономической политике, а вовсе не об усовершенствовании телеги, поставленной впереди лошади.

А.В.: К чему же, по Вашему мнению, сводится узловая проблема предстоящих в обществе перемен? Как обнаружить первопричину, то единственное звено, взявшись за которое можно вытащить всю цепь наших проблем?

В.А.: Ответ на Ваш вопрос содержится в послании Президента, которое обозначает как цель, так и средство её достижения. Цель — удвоение ВВП — может быть достигнута лишь через изменения в денежной системе страны, обеспечивающие внешнюю конвертируемость рубля. На эту тему мгновенно появилась масса наукообразных аналитических статей, служащих по сути одному — сокрытию достаточно простых неотвратимо действующих механизмов. Попробую пояснить их максимально просто. Вначале обратимся к фактам. За последние 12 лет инфляция в 10 раз опередила прирост денежной массы; средств платежа стало попросту не хватать. Но деньги — это технологическая среда народного хозяйства, как бензин для автомобиля, как кровь для организма, как комбикорма для птицефабрики. Отношение денежной массы к ВВП упало в России до практически самого низкого на Земном шаре уровня (15%). Ситуация усугублялась тем, что в 1998 году, к примеру, при денежной массе 370 миллиардов рублей объём рынка ГКО составлял 300 миллиардов рублей, так что же оставалось на реальную экономику?

Сжатие рублёвой денежной массы происходит в ситуации, когда по данным журнала «Эксперт» (№ 8, 2003 г., стр. 59) обеспеченность рубля золотовалютными резервами по крайней мере в 26 раз превосходит обеспеченность американского доллара. Для уяснения алгоритмов этой по сути своей долларовой диверсии против народно‑хозяйственного комплекса обратимся к методу экстраполяции.

Первый крайний случай — страна вообще не эмитирует свои средства платежа, а пользуется исключительно деньгами чужой страны. Что бы она не производила, её народ всегда будет нищим, т.к. другая страна всегда научится печатать бумагу быстрее, чем финансово подневольная страна производить реальные товары.

Второй крайний случай — страна вообще не производит товары, а занимается лишь эмиссией средств платежа для других стран, которые безропотно принимают чужие деньги для расчёта за свои товары. Народ страны эмитента будет неограниченно богат, т.к. он способен получить любой товар за свою денежную бумагу.

Такие две крайности могут взаимодействовать друг с другом в режиме «раб — рабовладелец». При этом рабовладение реализуется на экономическом приоритете, и именно в таком алгоритме рабства пребывает наша страна. «По научному» эта схема осуществления рабовладения именуется «currency board», т.е. валютное правление, основанное на внешнем управлении эмиссией колонии со стороны метрополии.

А.В.: Вы привели действительно крайние случаи, которые дают ясное понимание механизмов управления через мировые деньги. Видимо, это и имел в виду М. Ротшильд, заявляя: «Дайте мне управлять деньгами страны, и мне нет дела, кто создаёт её законы». А как же, по Вашему, должны быть выстроены равноправные отношения в сфере международных финансов при совершении внешнеторговых операций?

В.А.: Схема эта до удивительного проста. Каждая из стран должна продавать свой товар только за свои деньги, в противном случае финансовое рабовладение неизбежно. Суть справедливых отношений сводится к тому, что каждая страна‑покупатель должна иметь у себя денежную массу страны‑поставщика, пропорциональную объёму приобретаемых ею товаров. Любой перекос свидетельствует о нарушении равноправных партнёрских отношений. Отношения будут лишены обмана лишь тогда, когда сумма бумажных и электронных долларов и евро у нас будет примерно в два раза меньше, чем сумма рублей в долларовом эквиваленте, находящихся за рубежом. Такие пропорции обусловлены тем, что объёмы нашего экспорта в два раза превосходят объёмы импорта.

А.В.: Но возможно ли реализовать такие соотношения?

В.А.: Для этого у нас есть товар, под который мы и должны печатать рубли для Европы и иных покупателей, живущих на наших ресурсах. Для выпуска рублей у нас есть и бумага и краска, не достаёт только государственного ума и политической воли. Правительство должно проинформировать всех импортёров нашей продукции, что впредь она будет поставляться исключительно за рубли. И тогда ныне получаемые страной нефтедоллары, обмениваемые ЦБ на рубли, прекратят оказывать инфляционное давление на наш внутренний рынок, т.к. напечатанные под нефть избыточные рублёвые средства будут задействованы во внешнеторговом контуре, находясь преимущественно за рубежом, выравнивая бумажные обменные операции на справедливой основе. При этом переход к внешней конвертируемости рубля будет запущен одномоментно и реализуется не к 2010 году, как полагают все без исключения псевдоэкономисты, а уже к очередным президентским выборам.

В конце апреля на совете глав правительств СНГ по инициативе нашей стороны был поставлен вопрос о замене доллара на рубль в торговых операциях на пространстве СНГ. Касьянову, как сообщила пресса, не удалось распространить влияние рубля на страны СНГ, что, по нашему мнению, делает честь нашим братским лидерам. Не уважая рубль сами, мы пытаемся навязать его другим. Как известно, одна треть долларовой массы Земного шара находится в нашей стране, по её объёму мы не уступаем США. Разница с США на уровне глобальной надгосударственной хрематистики состоит в том, что США получают зелёную бумагу нажатием кнопки печатного станка, а мы за 10 кг этой бумаги отдаём 100 кг золота, а равно — составы нефти, газа, леса и т.п. Ну как здесь не вспомнить известный сценарий грабежа в представлениях Мефистофеля (Гёте «Фауст»):

Казначей: Чтоб счастье поскорей распространить на свете,

Мы отпечатали сейчас билеты эти:

По десять, тридцать есть, затем по пятьдесят…

Мефистофель: Да, вместо золота билетик — сущий клад…

Так что для реализации внешней конвертируемости и обеспечения устойчивости рубля следует выйти за рамки кривых зеркал и разобраться в простом вопросе, поставленным в своё время ещё А.С. Пушкиным:

Как государство богатеет,

И чем живёт, и почему

Не нужно золота ему,

Когда простой продукт имеет.

Внешняя конвертируемость рубля должна обеспечиваться не валютной либерализацией, как утверждают экономические темнилы, а реальным спросом на рубли за рубежом. Спрос же на рубли может быть обеспечен лишь при условии, когда появятся большие группы товаров, которые будет невозможно купить за любые иные деньги, кроме российских рублей. Такими товарами и должны стать российский газ, нефть, лес, алюминий и прочий простой продукт, продажа которого за чужие деньги должна быть законодательно запрещена. Именно такой законодательный запрет действует в Японии с 1949 года, обеспечивающий устойчивость японской йены и её внешнюю конвертируемость.

Хочется верить, что новая кадровая база, которая в настоящее время готовится в стране, прекрасно понимает как отдельные детали, так и всю кухню описанного нами королевства кривых зеркал. В настоящее время Концептуальной партией «Единение» предпринимаются серьезные усилия по популяризации знаний Концепции общественной безопасности, открыт сайт в Интернете (), изданы книги «Экономическая азбука», «Прозрение». Мы рассчитываем, что наши усилия уже в 2003 году сформируют серьёзные необратимые перемены в информационном состоянии нашего общества.