Витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

Природа денег и её современные извращения.

А.В.: Виктор Алексеевич, наша программа посвящена финансовым проблемам, но я не могу не предварить нашу беседу вопросом о только что прошедшем праздновании 300‑летия Петербурга. Мы были свидетелями этих событий, но на какие детали Вы обратили бы внимание радиослушателей? Мне запомнился Ваш афоризм о том, что мелочи не имеют решающего значения, они решают всё.

В.А.: Блестяще проведённая нашим Президентом встреча для думающей части человечества показала: «Кто есть кто». Дело в том, что в обществе есть три вида управляющих центров . Центры, где вырабатываются мнения , центры, где вырабатываются решения на основе получаемых извне мнений и центры исполнения получаемых извне решений. На прошедшем праздновании были представлены всего лишь центры исполнения решений, и стало очевидно, что только наш государь имеет прямое отношение к центру формирования мнений о будущем человечества в третьем тысячелетии. Возмущение нынешней “элиты” по поводу чуть ранее прозвучавшего Послания Президента связано с тем, что она не только не участвовала в выработке мнений по поводу Послания, но даже не может распознать, где эти мнения зарождались. А между тем рождены они простым народом, общественной инициативой, ощущаемой Президентом.

Значимая мелочь — отсутствие на праздновании представителей Швейцарии, не коронованного центра Библейской концепции управления. Так что в язвительной фразе на первой странице газеты «Известия» за 2 июня есть лишь доля шутки. А звучит эта фраза так: «Петербург исполнил роль центра мировой политики». В системе жреческих посвящений вода всегда являет собой символ мировоззренчески значимой информации. Именно поэтому концепция, которую я представляю, имеет название «Мёртвая Вода». Так вот, мне были многочисленные звонки тех, кто зафиксировал телевыступление В.В. Путина перед Эрмитажем. В кадре на заднем плане была только водная гладь. В такой же информационной матрице прошли наши телепрограммы «Прозрение». А вчитайтесь в заглавие первых страниц газет: «Кругом вода» (Известия, 31.05.2003), «Президентская речь на воде» (Известия 02.06.2003). А вот Российская газета за 02.06.2003 на эгрегориально матричном уровне по пониманию, либо без оного, даёт ориентиры на перспективу с весьма значимым подтекстом: «На чистую воду. Сегодня „Большая восьмерка будет обсуждать главные мировые проблемы во французском городе Эвиане, известном питьевой водой высокого качества“. Да, воды Швейцарии, Франции, пришедшие в своё время из знахарских структур Древнего Египта, известны и доминировали в России целое тысячелетие. Но на пороге III тысячелетия Невская вода потеснила воды, известные в прошлом.

Полагаю, что у нас получилось логичное предисловие к теме нашей программы, т.к. воды экономического приоритета — это деньги, информация о средствах платежа.

А.В.: Так что же такое деньги? Как они возникли, какие изменения претерпели?

В.А.: На протяжении всей истории человечества, вплоть до 1971 года, деньги всегда были особым товаром, который выполнял роль всеобщего эквивалента, через который сравнивались между собой цены любых других товаров. В конечном счёте деньги выступали вещественной единицей измерения затрат общественно‑полезного труда, мерой стоимости товара, так же, как мерой длины выступает метр, а мерой веса — килограмм.

История происхождения денег и их эволюция есть история возникновения и развития товарного производства и товарного обращения. Особое место среди товарных денег занимали продовольственные деньги и прежде всего такие, как зерно и скот. Эти обстоятельства связаны с тем, что до XX века товарное производство носило биогенный характер, в котором до 95% продукции производилось на базе мускульной силы животных и человека. В XIX‑XX веках особую зловещую роль сыграл золотой стандарт — способ организации денежных отношений, при котором роль всеобщего эквивалента играет только золото. Впервые золотой стандарт был введён Англией в 1816 году после победы над Наполеоном, в США — в 1837 году. Россия этот роковой, глубоко ошибочный для себя шаг сделала в 1895‑1897 годах. Страна, вместо того, чтобы печатать собственные деньги под товары, имеющиеся в достаточных количествах, вынуждена была приостановить собственную эмиссию и оказалась в подготовленной ростовщической петле внешних заимствований.

А.В.: А в чём состоят особенности текущего момента, конца ХХ века?

В.А.: В XX веке в товарном производстве произошли радикальные перемены, и оно стало техногенным. Пропорции изменились на обратные: теперь уже до 95% товаров производится на базе техногенной энергии и только 5% — на базе биогенной. В основе производства любого товара теперь лежит техногенная энергия, именно она и выступает в качестве товара инварианта. С момента своего возникновения и до 1971 года, по крайней мере де‑юре, деньги всегда имели товарную форму. Выпущенные в обращение бумажные деньги на первых порах никоим образом не изменяли их сущностное содержание. Банк‑нота — это расписка (нота) банка, выданная владельцу товара‑эквивалента, который разместил его на хранение в этом банке. Передача банкноты означала переход права собственности на товар её новому владельцу. В 1971 году Президент США Никсон своим Указом в одностороннем порядке отменил закреплённое в 1944 году Бреттон‑Вудским соглашением международное право беспрепятственного обмена бумажного доллара на золото. Впервые за всю свою историю вот уже 30 лет человечество по инерции, в силу сложившихся привычек воспринимает ту или иную де‑юре ничем не обеспеченную бумагу в качестве денег. Появилось даже новое определение денег: «Деньги — это то, что обществом воспринимается в качестве денег». Следовательно, их надёжность — это внеэкономическая категория из разряда психологии, рекламы и PR‑акций.

А.В.: А к каким последствиям приводит такая трансформация сути денег?

В.А.: В результате такой трансформации на Земном шаре сформировался рынок неслыханной доходности. Специальная бумага с нанесённым на неё рисунком, имея себестоимость изготовления, измеряемую центами, в товарообменных операциях выступает в качестве товара‑эквивалента стоимостью 100 долларов. Страна, напечатавшая эту бумажку, в обмен на неё получает всё, что душе угодно — золото, нефть, лес, газ и т.п. Корпорация, являющаяся эмитентом этой бумаги, имеет доходность, которая даже не снилась ни наркодельцам, ни торговцам оружием. Правда, обеспечение такой доходности обеспечивается при однонаправленном движении этих бумаг от эмитента к потребителю. Суть Перестройки по Горбачёву именно в этом и состоит. Темпы однонаправленного сброса долларовой массы в Россию составляют величину порядка 26 млрд. долларов в год, в одночасье мы стали владельцами 1/3 долларовой макулатуры Земного шара.

А.В.: Виктор Алексеевич, с деньгами, как известно, оперирует кредитно‑финансовая система . Не могли бы Вы так же просто рассказать о её сути?

В.А.: Финансы (лат. financia — доход, платеж) — это экономический инструмент, регулирующий производство и распределение товаров через рынок ресурсов и рынок продуктов соответственно. С категорией «финансы» взаимоувязана категория «кредит» , как экономические отношения, возникающие при передаче имущества или денег на определённых условиях с обязательством их возврата. История возникновения кредитно‑финансовой системы (КФС) есть история развития товарного производства и обращения. Пока товаров было немного, производственно‑потребительская система (ППС) обходилась без КФС, производя прямые обмены товара на иной товар. По мере наращивания номенклатуры производства нужный продукт можно было получить, только пройдя длинную цепочку обмена.

Стремление упростить эту процедуру объективно привело к выделению такого товара, который чаще других применялся в обменных операциях и стал товаром‑эквивалентом, своеобразным мерилом стоимости других товаров, то есть товарными деньгами, которые впоследствии приобрели и документарную форму. Организация движения денежных потоков выросла в самостоятельную вспомогательную функцию, для осуществления которой и сформировалась эта сфера обслуживания ППС, именуемая ныне КФС. Главное, что следует понять, что в нормально организованной государственности КФС, как и любая иная сфера обслуживания, должна быть на бюджетном финансировании, либо получать свои доходы как прямые платежи ППС за оказываемые услуги.

Бумажные деньги (банк‑ноты), как мы уже отмечали, были изначально не чем иным, как распиской (нотой) банка, что у него на хранении находится определённое количество товара‑эквивалента, принадлежащего владельцу расписки. На рынке можно было отдать не сам товар, а расписку, по которой он может быть получен. Впоследствии у работников КФС собственные корпоративные интересы возобладали над интересами породивших их ППС, и они, вместо оптимизации группы товаров‑эквивалентов, начали делать упор на выпуск юридически ничем не обеспеченных расписок. Именно таковыми являются нынешние бумажки всех цветов и оттенков по недоразумению, до поры до времени именуемые деньгами, валютой.

Итак, изначальное общественно‑полезное предназначение КФС сводится к согласованию объёмов потребления каждого из субъектов ППС с размером его вклада в формирование необходимого обществу массива товаров и услуг. При этом, манипулируя финансовыми потоками, рычагами налогов и дотаций, КФС должна обеспечивать сборку отдельных предприятий и отраслей в единую, увязанную по взаимным поставкам бескризисно функционирующую ППС страны.

А.В.: А что значит обеспечивать сборку? Как этот результат достигается технически?

В.А.: Алгоритм достижения такого результата достаточно прост: любому перемещению сырья, полуфабриката либо товара в ППС должен сопутствовать встречный поток адекватной ему денежной массы. При этом, специалисты КФС должны научиться решать школьные задачки по перетоку воды из большого резервуара (КФС) и перераспределению её между двумя десятками бассейнов‑отраслей так, чтобы ни один из них не пересох и чтобы вода не плескалась через край (на счета западных банков). Задача сводится к расчёту диаметра каждой трубы, однозначно связанного с интенсивностью потока воды (денег) в конкретный бассейн и общего объёма необходимой жидкости в системе. Объём каждого из бассейнов пропорционален объёму выпускаемой продукции в стоимостном выражении. Прототипом такой системы является кровеносная система с сосудами соответствующих диаметров и регулируемыми пульсом и давлением в зависимости от нагрузки.

Кровеносной системой народно‑хозяйственного комплекса как раз и является КФС. И страна так же, как и человеческий организм, с неизбежностью идёт к краху, если хотя бы в одной из систем прекращается кровообращение, как это организовано в сельском хозяйстве. Деньги при эффективном управлении связаны в циклах ППС, являясь по сути технологической средой, не способной породить инфляцию. Из элементарного здравого смысла становится очевидно, что количество эмитированных денежных средств должно строго соответствовать технологическим потребностям ППС и не менять своего значения даже в том случае, если в стране не будет ни грамма золота и ни одного доллара, они никак не влияют на процесс производства. Увязка денежной массы с золото‑валютными резервами Центрального Банка лишена элементарного здравого смысла и применяется исключительно для искусственного создания дефицита собственных средств платежа и удовлетворения нужд ростовщиков.

Сегодня во многих технологических системах есть энергоресурсы, сырье, оборудование, персонал, рынок потребления, но нет оборотных средств — бумажных денег с нарисованными цифрами, обеспеченных будущим простым продуктом. При наличии вышеупомянутых условий для их выпуска нужны лишь бумага, краска и немного государственного ума. У нас всё есть, кроме последнего. На определённых этапах денежная масса страны была сжата до такой степени, что лишь 15‑20% товарного перемещения сопровождалось денежными потоками, всё остальное — бартер, расписки, векселя, задолженности — как в эпоху средневековья. Все несуразности соотношения денежной и товарной массы сохраняются и по сей день.

А.В.: Правильно ли я поняла, что ошибочная эмиссионная политика и является основным дефектом кредитно‑финансовой системы?

В.А.: Позиция КФС в части эмиссии — это лишь цветочки на фоне прямого извращения её функций. При справедливом распределении доходов в денежной форме, любой денежный приток в ту или иную точку должен, как мы отмечали, соответствовать адекватному поступлению на потребительский рынок товаров либо услуг. Однако, руководствуясь принципом: «Сидеть у ручья и не напиться?», КФС «научилась» формировать внутри себя, как на поле чудес, самовозрастающую стоимость. Миллион, в течение года прокрученный в банковских вкладах, в ГКО и прочих «финансовых инструментах», трансформируется в два. Полученная из воздуха баснословная прибыль выплескивается на рынок, порождая инфляцию. При этом темпы самообогащения, не связанного с созданием чего‑либо общественно полезного, КФС устанавливает сама, по произволу манипулируя размером ссудного процента и получая собственные баснословные процентные доходы от всех денег, которые она сама же и создаёт. Источником, задающим генератором инфляции выступает ссудный процент, он задаёт уровень доходности всех безумных спекулятивных рынков, он относится на себестоимость при получении кредита и резко увеличивает цены на продукцию. Чем больше ссудный процент, тем богаче становятся субъекты КФС, тем эффективнее действует схема разорения тех, кто в это время сеет хлеб, варит сталь, добывает уголь. Именно по этой причине в народе исстари известно: «Трудом праведным не наживёшь палат каменных».

Третья разрушительная функция КФС во главе с Центральным Банком — перекачка принадлежащих народу богатств в международные надгосударственные банковские кланы через выплату процентов по международным займам — описана и освещалась в наших первых программах. Сумма долговых выплат несоизмеримо высока в сравнении с любой иной строкой бюджета. Так, в июне 2003 года Россия заплатит по внешним долгам более 2 миллиардов долларов. Истоки безмерного многократного налогообложения продукта при продвижении его по технологической цепочке кроются в необходимости масштабных выплат кредиторам из госбюджета, из выплаченных нами налогов. И вот это ростовщическое ярмо страна, весь наш народ тащат исключительно благодаря методологической несостоятельности КФС или наоборот, благодаря мудрости КФС, если смотреть на этот вопрос не с позиций интересов нашего народа, а с позиций интересов живущих за наш счёт стран‑кредиторов.